ГлавнаяГероиМихеенко Лариса Дорофеевна


Михеенко Лариса Дорофеевна

Михеенко Лариса Дорофеевна
Автор: Надеждина Надежда Августиновна
Галерея

Внешность:  

Нежный овал лица, непокорные волосы, упрямый рот и внимательные, думающие глаза.  

<…> Лара своими блестящими коричневыми, как спелые каштаны, глазами смотрела на маму. Правый глаз стал заметно косить. Так бывало всегда, когда девочка волновалась.  

Ее каштановые волосы отливали на солнце рыжинкой. Будто искорки вспыхивали на завитках. 

<…> кудрявая, видимо, сирота. Новое платье ей справить некому. Старое платье, из которого девочка выросла, надставлено куском другого цвета. Наверно, выкроили этот кусок из бабкиной юбки. 

 

Характер героя: 

Очень часто девочке бывает трудно. Очень часто страшно. Но она не жалуется: она всегда бодра и весела.  

 

Место жительства: 

[г. Ленинград] Он небольшой, этот двухэтажный дом на Выборгской. 

 

Семья Лары:  

Отец: <…> убили на финской войне, <…> Лара с отцом были друзьями. 

Мама: <…> военное училище, в столовой которого работала мама, выехало под Лугу <…> 

Бабушка: <…> Анастасия Ананьевна <…> Еще в Лахте бабушка собирала, сушила и складывала в мешочки разные травы и корешки. А вот в Печеневе, когда в аптеке не стало лекарств, корешки пригодились. 

Оказалось, что бабушка занимается этим с молодых лет и в деревне ее считают чуть ли не колдуньей, которая может вылечить травами любую болезнь. 

 

Подруга: 

Лида Теткина, с которой они дружили со времен фантиков. Когда Лара впервые самостоятельно перебежала трамвайную линию, Лида бежала рядом. И в школе они сидели рядом, и в волейбольном матче – девчонки против мальчишек – они играли рядом. Вместе собирали на пустыре Ларины любимые одуванчики, вместе решили стать знаменитыми балеринами, вместе перешли в 5-й класс. Лида была самая близкая подруга, <…>  

 

Записки мамы библиотекарям: 

«Убедительно Вас прошу моей дочери, ученице 106-й школы Ларисе Михеенко, книг больше не выдавать. Она записана в три библиотеки. Ей дня мало, стала читать по ночам».  

 

Увлечения:  

<…> готовится в балерины  

 

Отъезд Лары с бабушкой: 

< …> мама провожала их в какой-то Пустошкинский район, Калининской области (Псковской области), в деревню Печенево. Когда-то в этой деревне родилась бабушка. На старости лет ей захотелось навестить родные места. <…> Едет к незнакомому дяде Родиону, про которого мама на кухне сказала бабушке: «И в кого он уродился, такой жадный? Не пойму!» 

 

Дядя Родион: 

В этом Печеневе с женою и двумя детьми жил другой мамин брат и бабушкин сын – дядя Родион.  

<…> посреди круга перед немецким офицером понуpo стоял человек в пиджаке. <…> это был дядя Родион. <…> он немцам, гадюка, продался. Он теперь староста у нас. 

Опять наступила весна, вторая весна с тех пор, как дядя Родион стал печеневским старостой. Тогда ему казалось, что война кончилась: деревней завладели немцы и надо к ним приноравливаться, надо думать о себе. 

Но теперь он видел, что война не кончилась, она стала войной народа. В партизаны уходили и девушки и старики. 

<…> Сам он жил между двух огней, в вечном страхе. Не донесешь – немцы узнают, казнят. Но если партизаны узнают, что он донес, – партизаны его не помилуют. <…> Дядя Родион стал ходить по улицам оглядываясь. Его пугала собственная тень. 

 

Дядя Родион выгоняет из дома Лару и бабушку:  

– Выгоняют нас с тобой, лапушка! <…>  

– Он не смеет! Мы не на его деньги жили – на мамины. 

– Кончились наши деньги, и стали мы, лапушка, лишние рты. Вот, говорит, и ступайте. <…> Лара обняла бабушку за плечи: 

– Баб, я тебя умоляю – уйдем отсюда скорей. 

<…> Так вот что за личность дядя Родион! Теперь понятно, почему за обедом он всегда сидел хмурый. От жадности. Его злило, что гостей надо кормить. <…> Он выгнал бабушку из дома, он поступил со своей родной матерью как предатель.  

<…> Вон на усадьбе банька. Родя велел вам сказать: можете там жить.  

 

Отступающие войска: 

<…> возле соседнего села Тимонова видели наши отступающие войска. <…> Лара сама слышала, как ночью гремело. Похоже было, что с запада движется гроза. <…> Девочку разбудили далекие залпы пушек. Это не гроза надвигалась – надвигалась беда. К утру канонада утихла <…> после полудня уже через само Печенево прошел сильно поредевший батальон. 

 

Письмо маме:  

Бабушка сказала, что надо поскорее написать в Ленинград письмо и отправить с бойцами. <…> Лара торопливо царапала по бумаге тупым карандашом.  

«Мамочка, дорогая! <…> Очень тебя люблю и скучаю, но дорогу разбомбили. Приехать нельзя. Я бы могла пешком. Но бабушка не дойдет. А я не оставлю бабушку».  

 

Боевые друзья Лары: 

Фрося Кондруненко: <…> белые волосы и круглые щеки девочки-колобка <…> голубые глаза. 

Рая Михеенко: <…> старшая из шести, долговязая <…> упрямый подбородок. <…> первая заводила среди подруг.  

Мишка: <…> на вороном коне проскакал мальчишка. Штаны у него были в заплатках, но на голове красовалась военная фуражка, надетая козырьком назад. 

 

Разлука с боевыми друзьями: 

<…> «очень я привыкла к Фросе и Рае, всё скучаю без них. Один раз встретила Раю и Фросю в лесу: они пошли вправо, а мне надо было идти влево. Иду и реву, иду и реву… 

И по тебе, Миша, тоже скучаю. Помнишь, как мы договорились: когда война кончится, ты приедешь к нам в Ленинград. Я тогда тебе покажу свой карандашик. Я его не потеряла и тебя не забыла. И ты не забывай боевых друзей». 

 

В деревне немцы:  

Лара завернула за угол, но тут, загораживая путь, перед ней выросла мужская фигура – солдат с автоматом в руках. И девочка замерла. Это был не наш солдат. Это был немец. Фашист. <…> у этого солдата было, пожалуй, даже красивое лицо. И все же смотреть на него было гадко и страшно. Потому что он чужой. Все у него было чужое. И пуговица на куцей шинели чужая. И злые, холодные глаза. И голос <…>  

 

Воспоминания о школе: 

<…> школу, какая сейчас при немцах в Тимонове, не признавать. <…> Это чужая, это не настоящая школа – пионеры не могут туда ходить. 

Но без своей, настоящей школы Лара очень скучала. Даже пальцы скучали. Встанет Лара у двери – пальцы пишут на дверной притолоке, сядет на лавку – пальцы чертят по лавке. Ни чернил, ни бумаги в избушке не было, а пальцам хотелось писать. 

 

Первая встреча с партизанами:  

Лара <…> полезла под дерево, и ее правый глаз закосил от волнения: между кустами папоротника виднелись мужские сапоги. <…> Кусты раздвинулись, и на поляну навстречу девочкам вышли двое мужчин. <…> в лесу с ними разговаривал бывший заведующий Пустошкинским роно Кулеш. <…> этот человек ушел в лес, не желая покориться врагу, стал партизаном.  

 

Поручение партизан: 

В конце дня – время, назначенное командиром, – босоногая команда снова появилась в Тимонове. <…> По деревенской улице шел, сопровождаемый переводчиком, офицер. <…> – Партизаны! – взвизгнула Лара. <…> Лара стала рассказывать так, как научил ребят командир. Она с братом собирала грибы в Тимоновском лесу и очень испугалась людей с винтовками. Нет, они ее не видели, она спряталась в кустах. Сколько их было? Человек десять. Куда они пошли? Она слышала, как они говорили про Ольховку. <…> через несколько дней все соседние с Тимоновом деревни облетела новость: погнавшись за партизанами, немецкий отряд попал в засаду. Из семидесяти гитлеровцев немногие остались в живых. 

 

Партизанский отряд: 

<…> на деревенской сходке прочитали список девушек, которые должны были явиться в пустошкинский лагерь для отправки в Германию. <…> сегодня ночью они уйдут. Всё уже решено между подругами. Только это тайна, и сказать бабушке про это нельзя. Проснется бабушка утром, чтобы проводить Лару в немецкий лагерь, в Пустошку, а Лары дома нет. И Раи нет. И Фроси. <…> Пусть люди думают, что их увезли в неволю, в Германию. Но Галина Ивановна, Фросина мама, будет знать правду. Фросина мама их сама научила, как разыскать Петин отряд. Они соберутся ночью в доме у Кондруненко.  

Партизанский край начинался за озером Язно. <…> Штаб 6-й Калининской бригады майора Рындина стоял в деревне Кривицы. Жили партизаны тесно: в одних избах с мирным населением. Только у разведчиков была своя отдельная изба. 

Раньше у девочки были мама и бабушка, теперь ее семья – партизанский отряд. 

 

Задания: 

<…> разведать, какие немецкие поезда и с каким грузом приходят в Пустошку. Девочку посылают к бывшему железнодорожнику – старику Гультяеву. Из окна его домика железнодорожная станция как на ладони. Он ведет нужный подсчет. 

<…> разведать расположение орудий в деревне Могильное. <…> девочка нарочно прикинулась дурочкой, чтобы выведать то, что нужно для партизан. 

<…> разведать, какие немецкие части двинутся по большаку Идрица – Пустошка. И девочка нанимается в няньки в деревню Луги, которая стоит на большаке. <…> Лежа на животе, она зарисовывает оленей, медведей, тигров – опознавательные знаки немецких машин.  

<…> лежали на столе образец листовки и пачка старых газет. За неимением бумаги листовки писались на газетных листах. <…> Каждую букву хотелось вывести четко и красиво. Ведь это были не просто слова, а названия городов, освобожденных от фашистов наступающей Красной Армией. 

<…> девочкам надо было осмотреть церковь, где они будут распространять листовки. <…> наклонялась и Лара. В это время было всего удобнее опустить в чью-либо кошелку листок. 

<…> на этом дереве, скрытые листвой, сидят девочки: Рая и Лара. Им поручено криком кукушки сообщать партизанам, какие немецкие машины или подводы покажутся на большаке. Если мотоцикл – кукует Лара, протяжно и медленно; если подвода – кукует Рая, отрывисто, скороговоркой. Сколько раз повторяет свое «ку-ку» кукушка, столько движется машин или подвод.  

<…> внесли носилки <…> Лицо человека, которого несли на носилках, было закрыто куском парашютного шелка <…> Летчик. Наша разведка – Раиса с Ларисой в лесу его разыскали. С горящей машины кинулся. 

 

21-я бригада: 

<…> «Командира ты хорошо знаешь, и я тоже. Это капитан Ахременков. <…> Здесь я не только хожу в разведку, я помогала минировать шоссе. На наших минах подорвались четыре немецкие машины» 

 

Патруль задержал Лару и Раю: 

Тимоново лежало на пути к той деревне, куда девочки были посланы в разведку. Будь хорошая погода, они бы обошли Тимоново, не рискуя показаться в знакомых местах. Но в дождь они решили идти напрямик <…> На тимоновском поле их соблазнила спеющая рожь. Голодные девочки налетели на нее, как воробьи на коноплю. Они шелушили мокрые колючие колосья, выбирая из них зерна. Забыв осторожность, подружки громко смеялись. И вдруг за их спинами раздалось повелительное: «Хальт!» Девочки были окружены. За кустами, росшими на меже, прятался патруль. 

У Юриных уже спали, когда в дверь раздался нетерпеливый стук. Хриплый голос что-то прокричал по-немецки, приказывая отворить. В избе запахло дождем. Этот запах шел от мокрых волос и платьев двух девочек, которых патруль вытолкнул на середину избы. Одна из них, худенькая, темноволосая, стояла на свету и, вскинув кудрявую голову, рассматривала стены. Вид у нее был независимый, словно она очутилась здесь не потому, что ее задержали, а потому, что ей самой было любопытно зайти. Другая, белоголовая, постарше и поосторожней, держалась в тени <…> самое главное они (патрульные) поняли: в этом доме девчонок, которых они привели, не только знают, но и не любят. Значит, здесь, под присмотром хозяйки, можно оставить задержанных до утра. 

 

Побег: 

Надо бежать до утра. <…> Крадучись, хозяйка подходит к печке, поднимается на приступку. Лара лежит с краю <…> лицо девочки спокойно, глаза закрыты. Лара даже чуть-чуть посапывает. Шаги удаляются. Звякнуло ведро. Дважды повернулся в замочной скважине ключ. 

Теперь пора! <…> в другой половине дома есть окно, которое выходит на огород. 

<…> они промчались по огороду и, перескочив через плетень, сбежали к речке. Вода в ней жирно-зеленая, как щи из щавеля. И надо было медленно втискиваться в эту зеленую, волосатую от водорослей воду, чтобы никто не услышал плеск. 

 

Убежище: 

Анна Федоровна обмерла. Путаясь во ржи, к дому бежали две девочки. Вот они стоят перед ней: ее дочь и Лариса. Анна Федоровна нагнулась, потянула вбитое в половицу железное кольцо, и в полу открылась черная квадратная дыра. – Здесь спрячетесь, в подполе. <…> Справа виднелись четыре толстых столба. <…> Столбы толстые, а мы с тобой тощие. Спрячемся – нас не будет видать. 

<…> Немец со злостью соскочил со стола и задел ногой за кольцо. <…> Минуту спустя он стоял над раскрытым люком <…> Присев на корточки, он опустил руку в люк и нажал кнопку карманного электрического фонарика. <…> Но девочки словно срослись со столбами: ни одним движением они не выдали себя. 

 

Вера героя: 

<…> «воевать осталось недолго. Скоро наши партизанские бригады соединятся с Красной Армией. 

Победа будет наша. Как я жду этот день, как жду…». 

 

Задержание: 

На тычке плетня была надета крынка с отбитым краешком. 

– Видишь крынку? – Лара повернулась к девушке, которая шла с ней рядом. – Это наш условный сигнал. Значит, в деревне спокойно, можно зайти отдохнуть с дороги, погреться. Здесь, в Игнатове, есть у нас такой дом. <…> В избе оказались два молодых партизана с автоматами. Они назвали свои имена: Геннадий и Николай. Поздоровавшись с девочками, они снова сели на лавку, не снимая с себя автоматы. 

<…> Лара приподнялась на носки и сейчас же опустилась, отпрянула от окна. Она увидела: по улице движутся солдатские каски. 

– Немцы! – крикнула девочка. – Сюда идут немцы! 

<…>дом окружили, оба партизана в перестрелке были убиты, и Лара, подобрав автомат, стреляла по немцам из окна, пока не кончились патроны. 

Немцы ворвались в избу. Хозяйка пыталась спасти девочек, пробовала выдать разведчиц за своих дочек. Говорила, что стреляли парни, которых она не знает и только потому пустила в дом, что они грозили оружием. Сперва немцы как будто ей поверили, но с ними был один человек-предатель. Он, показывая на Лару, сказал офицеру: «Партизанка», и Лару увели. 

 

Обыск: 

Офицер сказал, что надо обыскать арестованную, и конвой отвел девочку в соседнюю избу. 

<…> – Показывай, что у тебя в карманах! – крикнул офицер. 

– Гляди! – широко размахнувшись, Лара швырнула гранату. 

Немцы попадали на пол. 

<…> маленькая партизанка, смертельно бледная, стоит, бессильно прислонившись к стене. 

Солдаты вскочили с пола и бросились бить девочку. 

<…> граната не взорвалась. 

 

Лару везут на расстрел: 

<…> если Лару повезут на расстрел в Пустошку, то обязательно по большаку. 

Вдали показались две подводы. <…> вторая подвода заставила мальчика насторожиться. И здесь рядом с мрачным, понурым возницей восседал немецкий солдат, но позади конвойного подозрительно высоко топорщилась коровья шкура. <…> Коровья шкура зашевелилась, и на мальчика глянули знакомые карие глаза. Лишь по этим ставшим еще огромней глазам мальчик и узнал Лару. Теперь ему было понятно, почему немецкие солдаты трусливо закрыли захваченную партизанку коровьей шкурой. Они боялись, что люди увидят, как зверски избита девочка. Даже на ее кофточке были пятна крови.  

 

Пионерский салют: 

<…> Мальчишечья рука медленно взмыла кверху. Мальчик отдавал Ларе пионерский салют. Это были и знак глубокого уважения ее мужеству, и детская клятва верности, и прощальный привет. Не только от него одного. От всех, кто носит на груди алый, как знамя, пионерский галстук, – от ребят Советской страны. И девочка это поняла. Она выпрямилась и в ответ подняла руку, отдавая свой последний пионерский салют.  

 

Память: 

Возле могилы комбрига Арбузова могила Лары Михеенко, расстрелянной фашистами 5 ноября 1943 года. <…> на месте расстрела партизан, <…> комсомольцы Пустошки поставили Ларе обелиск. Советское правительство посмертно наградило ленинградскую пионерку орденом Отечественной войны I степени и присвоило ее имя кораблю.

 

Составитель: Астраханцева Ирина Петровна,  

библиотекарь 2 категории отдела досуга и культурных программ 

ГКУКВО «Волгоградская областная детская библиотека»