ГлавнаяГероиГоликов Леонид Александрович


Голиков Леонид Александрович

Голиков Леонид Александрович
Автор: Корольков Юрий Михайлович
Галерея

Внешность: 

«... был невысокого роста – куда меньше своих однолеток-товарищей, но в силе и ловкости мало кто мог с ним сравниться. Прыгнуть ли со всего разбега через ручей, зайти ли в лес, в самую глухомань, или переплыть саженками речку – во всех этих делах Ленька почти никому не уступал». 

 

Место рождения и семья: 

«<...> на берегу Полы – одной из хлопотливых речек, что текут южнее озера Ильмень, стояла небольшая деревня Лукино, дворов на тридцать. Стояла она на одну улицу, лицом к реке, огородами к лесу. На краю деревни, неподалеку от устья, где Пола сливается с Ловатью, над самым обрывом поднимался двухэтажный старый дом с небольшим садиком на задворках. Там жил плотовщик Александр Иванович Голиков со своей семьей – женой Екатериной Алексеевной, дочками Валей и Лидой и сыном Ленькой». 

Для справки: родился 17 июня 1926 года. 

 

Увлечение:  

«– Ты погляди, какой он у нас рыбак умелый! Мне и невдомек было, когда бредец подымать, когда опускать. А он знай командует. Не удумаю я, где это он всему учится!..» 

 

Друзья детства:  

Саша Гуслин был выше всех, худощав. От темного загара его русые волосы казались еще светлей. 

Валька был младше других, но ребята держали его в своей компании потому, что он лучше всех знал ягодные и грибные места. За это и прозвище ему дали – Ягодай. 

Толька – старший брат Ягодая. 

Серега – широколобый и скуластый мальчуган, верит в приметы. 

Гришка Мартынов – коновод воронцовских ребят. 

 

Работа в довоенный период: 

«… весной, как только закончились занятия в школе, Ленька пошел работать на сплав. Его определили учеником на элеватор – машину, которая грузила дрова на баржи. 

Уже две недели вместе с отцом Ленька ходил спозаранку на запань, после обеда прибегал домой, а иной раз оставался ночевать в общежитии». 

Для справки: место работы – с. Парфино. Фанерный завод. Сплавпункт. 

 

Работа в поле во время войны: 

«Фронт приближался: гитлеровцы подходили к Старой Руссе. По дорогам сновали машины, проходили воинские части. Наехали саперы и что-то строили на другом берегу Полы. Каждый день над деревней пролетали самолеты. Ребята задирали головы, пытаясь угадать, наши это или немецкие. <…> 

В один из августовских дней ребята возили с поля снопы. Хлеб сжали вовремя, но свезти на гумна все никак не удавалось: не хватало ни коней, ни рабочих рук. Ленька стоял на возу и принимал снопы, которые подавали ему остальные. Ягодай тоже был здесь; он крутился возле лошади и совал ей в рот пучки травы. 

Воз делался все выше, и наконец ребята начали утягивать его веревками и пряслом – длинной жердью, прижимавшей снопы сверху. <…> 

Ребята съездили еще раз за снопами и отвели коня на колхозный двор; лошадь требовалась для других работ». 

 

Оккупация летом 1941 года: 

«Фронт приближался: гитлеровцы подходили к Старой Руссе. По дорогам сновали машины, проходили воинские части. Наехали саперы и <...>строили на другом берегу Полы. Саперы в расстегнутых гимнастерках, сняв ремни, размечали натянутой веревкой будущие траншеи и в нужных местах вбивали свежезатесанные колышки. Следом за саперами шла группа девчат. Они срезали лопатами дерн, обнажая буро-желтые пласты земли. А еще дальше, стоя по пояс в полуоткрытых окопах, работали женщины. <...> Каждый день над деревней пролетали самолеты.  

Позже немцы прорвались к Ловати. Не сегодня завтра они могли захватить Лукино. На огородах рыли ямы, прятали от немцев трудом накопленные вещи». 

«Мужики решили всей деревней уходить в лес. Место выбрали неплохое – Быки, за Желтыми песками, в самой глуши». 

 

Встреча с фашистами в лагере: 

«К ребятам приближались два немца. Они прошли было мимо, но передний, долговязый и сухопарый верзила, неожиданно вернулся и подошел к Леньке. <...> Вдруг он бросил курицу, цепкими пальцами сорвал с Ленькиной головы пилотку и больно хлестнул его пилоткой по обеим щекам. Потом швырнул ее на землю и принялся неистово топтать, стараясь каблуком раздавить звездочку. <...> 

Ленька хотел вырваться, но тонкие пальцы держали его, словно клещи. <...> Ленька не успел оглянуться, как пионерский значок, приколотый к его пиджаку, оказался в руках долговязого. 

Он бросил значок на землю и раздавил каблуком. Ленька вырвался и отскочил в сторону, к ребятам.<...>  

Тяжко было на душе у Леньки!.. Нет, не пилотку со звездочкой, не пионерский значок растоптал этот долговязый фашист с узким подбородком и костистым носом! Леньке казалось, будто на грудь его гитлеровец наступил каблуком и давит, так давит, что невозможно вздохнуть… <...> 

Ленька вернулся на то место, где ефрейтор бросил его пилотку. Измятая и грязная, с раздавленной звездочкой, она там и лежала. Труднее было найти пионерский значок. Наконец увидел и его. Затиснутый каблуком в землю, значок был изломан, погнут, булавка от него отлетела. Только эмалевые языки пламени горели по-прежнему ярко. 

– А я все равно буду его носить! – упрямо сказал Ленька. – Вот булавку бы только приделать… Не застращают они меня! А то по морде бить! Нашелся какой!.. 

Ленька снял с пилотки израненную звездочку и вместе с пионерским значком положил в нагрудный карман». 

 

Контрнаступление советских войск: 1942 год. 

«К январю 1942 года с помощью партизан через промерзшие болота в немецкий тыл удалось провести целую армию. Туманным январским утром один из наших полков руслами рек и низкими берегами Ильменя вышел к Старой Руссе и завязал бой на подступах к городу. А Старая Русса находилась в десятках километров за линией фронта, в тылу германских войск». 

«… Наши войска, внезапно ударив в тыл немцам, прорвались в район южнее озера Ильмень и с боями продолжали наступать вдоль Ловати». 

 

Работа в госпитале: 

«Ленька почти не бывал дома. Он теперь работал при госпитале. Дел было много, и он иногда даже не прибегал ночевать, прикорнув где-нибудь вместе с солдатами». 

 

Перед уходом в партизанский отряд: 

«Странное чувство испытывал Ленька в этот последний вечер, проведенный в семье. На душе было грустно и радостно. Грустно потому, что крепко, очень крепко любил он свою мать и, возможно, расставался с ней надолго. А сказать ей об этом не мог. Он никогда не лгал матери, ничего от нее не утаивал, а сейчас должен был скрывать, отмалчиваться. Сказать ей, что творится у него на душе, Ленька не мог, во-первых, потому, что это была военная тайна, а во-вторых, потому, что не хотел он огорчать мать. Может, стала бы она отговаривать, плакать… Нет, лучше уж держать все в себе. 

Расставаться предстояло не только с матерью, с отцом, с сестрами. А друзья, с которыми они были неразлучны столько лет!.. И нельзя даже попрощаться с ними, рассказать, куда он уходит: военная тайна!» 

 

Характер:  

«…со стороны казалось, будто на него и не влияет новая обстановка. Можно было подумать, что он легко переносит партизанские тяготы – суровые холода, бессонные ночи, долгие переходы. Но это только казалось. Уставал, выматывался Ленька сильно. Да и немудрено: усталость валила с ног даже здоровенных парней. Но Ленька держался, хотя иной раз так было тяжко, что ноги заплетались.<...> Кремень парень!» 

«Конечно, Леньке помогало еще и то, что приобрел он в пионерском отряде. Жизнь в лесу, на речке, военные игры, далекие походы сделали его выносливым, крепким. Он мог в два счета разжечь костер в заснеженном лесу, спать под открытым небом и не знал, что такое простуда. Прикорнув у костра на еловых ветках, он мгновенно засыпал и, если было нужно, так же мгновенно просыпался – бодрым, будто проспал целые сутки. Командир отряда даже ставил его в пример другим». 

 

Состав партизанского отряда (бригады): 

Глебов Семен Михайлович – командир бригады; 

Петров Трофим Петрович – начальник штаба;  

Гвоздев Иван Иванович – командир партизанского отряда; 

Мухарев Василий Григорьевич – командир разведки (бывший учитель Л. Голикова); 

Дядя Василий – партизан; 

Степан – партизан, специалист-подрывник. 

 

Друзья в партизанском отряде: Андреев Дмитрий (Митя). 

«Мальчику было лет четырнадцать. Из-под его шапки выбивались темные потные волосы. Он очень походил лицом на девочку, которая сидела в санках: такие же прямые брови, такие же карие глаза, глядевшие исподлобья». 

Для справки: воевал в партизанском отряде с зимы 1942 года (после освобождения из оккупации). Партизан-разведчик [67-го партизанского отряда 4-й Ленинградской партизанской бригады, действовавшей на территории Новгородской и Псковской областей]. 

 

Вступление в комсомол: 

«К нам в комсомольскую организацию подал заявление Голиков,– сказал председатель собрания. – Просит принять его в комсомол… 

Ленька составлял заявление два дня. Все казалось не так, а председатель в полминуты его прочитал. Оно было коротким: 

"В комсомольскую организацию партизанского отряда командира Гвоздева. 

Прошу принять меня в ряды Ленинского комсомола. Хочу комсомольцем сражаться с врагом, гнать его с нашей земли. Если потребуется, готов честно отдать жизнь за нашу Родину. 

Партизан Леонид Голиков". 

Обсуждали заявление недолго. <...>   

Стали голосовать. Приняли Леньку единогласно»

 

Личные боевые заслуги. 

Для справки: сопровождал обоз с продовольствием (250 подвод) в блокадный Ленинград. Неоднократно проникал в немецкие гарнизоны, собирая данные о противнике. Вместе с другими партизанами участвовал в операциях по подрыву железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожал склады, подрывал немецкие машины с боеприпасами. Летом [13 августа] 1942 года подорвал легковой автомобиль, в котором находился немецкий генерал Рихард Виртц. Принимал участие в боях в тылу немецких противников, в т. ч. около Родиловского озера. 

 

Сопровождение обоза с продовольствием в блокадный Ленинград: 

«После, вспоминая об этой ночи, Ленька никак не мог сообразить, о чем же думал он, торопливо шагая в потемках, озаряемых вспышками выстрелов. В памяти остались только неподатливые, тяжелые сани да стремление как можно быстрее пройти это место, называемое линией фронта… 

Через несколько дней во всех газетах писали о всенародном подвиге непокоренных и сильных духом людей, о партизанском обозе, о письме в Кремль. Но никто из сопровождавших обоз не знал этого: центральные газеты еще не дошли до переднего края».  

 

Разведка в немецких гарнизонах, сбор данных о противнике. 

«…Ребята придумали свой способ разведки. Несколько раз ходили они в отдаленные деревни, иной раз уходили километров за пятнадцать, и все кончалось благополучно. На этот раз тоже решили действовать проверенным способом. 

Ленька разулся, скинул свой пиджачок и остался в полосатой старой рубахе. Потом он вытащил из мешка нищенскую холщовую суму, которую сшил ему дядя Василий, и перекинул ее через плечо. В таком же виде предстал и Митяйка. Свои вещи ребята уложили в мешки и вместе с оружием отдали дяде Василию. 

Такие походы стали обычными для Митяя и Леньки. Теперь ребята не волновались так, как прежде. Им уже не казалось, что все на них подозрительно смотрят».  

 

Участие в подрывах железнодорожных и шоссейных мостов, немецких машин с боеприпасами, уничтожении складов. 

«… А ты не помнишь, дядя Василий, сколько Ленька мостов рвал – пять или шесть? 

– Как шесть? Одних шоссейных штук семь будет. Под Весками раз, за Крутцом два, под Севера три… – дядя Василий, загибая пальцы, перечислял Ленькины боевые заслуги. – Ты это в наградном листе все напиши. Да еще на железной дороге два моста, когда всем отрядом ходили; три эшелона под откос спущено. Потом боев сколько…» 

 

Летом [13 августа] 1942 года, возвращаясь из развертки от шоссейной дороги «Псков – Луга», подорвал гранатой легковую машину, в которой находился немецкий генерал Рихард Виртц. 

Для справки: доставил в штаб бригады портфель генерала с документами. Среди них оказались схемы, расчеты и чертежи новых образцов немецких мин, инспекционные донесения вышестоящему командованию, карта оборонительных сооружений и другие важные бумаги военного характера. За подвиг представлен к званию Героя Советского Союза». 

«Вскоре в штабе поднялась какая-то суматоха. Срочно вызвали радиста. Он зашел в штабную землянку и сейчас же побежал к радиостанции. Вышел из блиндажа и Василий Григорьевич. 

– Ну, Леонид, молодец! – сказал он. – Такие документы и опытный разведчик раз в сто лет добывает. Про них сейчас в Москву сообщать будут. Вот какие твои документы!..» 

«… Мухарев и дядя Василий в задумчивости шли из штаба бригады. Им только что сообщили замечательную новость: Леньку Голикова представляют к званию Героя Советского Союза. <...>… из Москвы шифровка пришла. Приказано всех участников операции к званию Героя представить. А участников-то – Ленька один <...>. Велели наградной лист заполнить…» 

 

Бой у Родиловского озера. 

«Фашисты обнаружили отряд Гвоздева, атаковали его с двух сторон. Атаку отбили, но командир приказал отойти: силы были неравные. Ушли назад к лагерю. Отряд вырвался из окружения. Партизаны находились теперь позади гитлеровцев, занявших аэродром. Все были удручены свалившейся на них бедой». 

«… Командир остановил отряд. <...> Расчет был такой. Разгромив аэродром, гитлеровцы непременно возвратятся на Псковское шоссе. Дорога здесь только одна. После успешного налета вряд ли станут они осторожничать. План Гвоздева сводился к тому, чтобы залечь на сопках, подпустить гитлеровцев как можно ближе и в коротком бою разгромить, пока они не успеют прийти в себя». 

«...Только далеко за полдень из-за пригорка показались фашисты. Впереди шла разведка – человек десять. Сзади, в полсотне метров, двигалась другая группа солдат, они несли раненых. Иные раненые шли сами. А дальше двигался основной отряд. Сколько там было солдат, сразу не сосчитать, но не меньше сотни. 

– Огонь! – Гвоздев крикнул это в полный голос. Следом ударил залп. 

На долю секунды каратели замерли на месте. Потом упало сразу несколько человек. Остальные стали разбегаться, шарахались в стороны, но их настигали партизанские пули. Не отрываясь от автомата, Ленька выпустил весь диск, сменил его и застрочил снова. 

<...> Лесной бой продолжался минут десять. Гитлеровцы, уцелевшие от пуль, начали отстреливаться. Ползком, на четвереньках выбирались каратели из лощины. Падали, снова ползли или недвижимо застывали на земле». 

«Карательный отряд был уничтожен полностью. Только очень немногим удалось вырваться из огненного ада, который устроили партизаны фашистским солдатам». 

 

Награждение медалью «За боевые заслуги»: 

«– Товарищи партизаны, – сказал он, – разрешите ознакомить вас с приказом командующего Северо-Западным фронтом о награждении товарищей, отличившихся в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. 

Майор откашлялся и начал читать: 

– «За образцовое выполнение заданий командования в тылу врага и проявленное при этом мужество… От имени и по поручению Президиума Верховного Совета награждаются: 

<...> – Голиков Леонид Александрович! Награждается медалью «За боевые заслуги». 

Для справки: Указом Президиума Верховного Совета СССР от 02 апреля 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Награжден орденами Ленина (02.04.1944; посмертно), Красного знамени и медалями «За отвагу» (лето 1942), «Золотая Звезда» (02.04.1944; посмертно). 

 

Гибель героя: 

«Мы слишком густо собрались в одном месте. Это выгодно гитлеровцам. Так им легче расправиться с нами. Наши запасы уничтожены, а в деревнях добывать продовольствие трудно – вокруг немецкие гарнизоны. Поэтому отрядам надо немедленно рассредоточиться, запутать следы и оторваться от противника. Есть сведения, что он собирает вокруг нас большие силы. Согласие фронта на мое предложение сегодня получено. Считайте это приказом. <...>  

– Отряд Гвоздева отходит в сторону Луги и действует на железной дороге». 

«…в январе 1943 года начался поход штабной группы от Чудского озера к линии фронта». 

«…Подошли к селению Острая Лука. Разведчики доложили, что немецкого гарнизона в селе нет. Вражеский отряд стоит в двух километрах, ближе к железной дороге. <...> Заняли три крайние избы. 

А рано утром на улице вдруг взорвалась граната, загрохотал станковый пулемет.  

– В ружье! – крикнул Глебов. В окно он увидел немецких солдат, перебегавших по огородам. Они окружали крайние избы.<...> 

Гитлеровцы стреляли издали, боясь подходить ближе. Было их не меньше сотни. Они полукольцом окружали партизан, укрываясь за домами на противоположной стороне улицы. Партизаны, отстреливаясь от карателей, отошли задами. На некоторое время огонь поутих.<...>  

Партизаны – их оставалось совсем немного – отползали полем к ручью. Посреди поля виднелся большой обледенелый валун. Добраться бы до него! Там хоть можно передохнуть, укрыться от пуль. <...>  

Ленька подполз к командиру бригады. 

– Спасайте… Документы… – прошептал Глебов и упал лицом в снег. 

Ленька свободной рукой ухватил вещевой мешок и пополз дальше. <...> Ленька все полз. Ему казалось, что теперь весь смысл его жизни заключен в этом брезентовом мешке, который он волочил за собой. Лишь бы добраться до камня! Он был уже близко. Но пули дырявили снег, и Леньке не суждено было укрыться за камнем. Он вдруг почувствовал, будто его со всего размаха ударили по спине тяжелой палкой. Руки, тело – все обмякло. Ленька не мог двинуться с места. <...> Очевидно, Ленька недолго лежал без сознания. Когда он открыл глаза, бой продолжался. <...> Гитлеровцы все еще обстреливали поляну, хотя никого из партизан уже не было в живых. Ленька увидел, что трое партизан, перебежав ручей, приблизились к лесу и скрылись за деревьями. Он удовлетворенно закрыл глаза; еще одна пуля ударила его в грудь. Но этого Ленька уже не почувствовал… 

Для справки: погиб 24 января1943 года в бою в селе Острая Лука Псковской области. 

 

Основные локации героя:  

1.Во время оккупации 1941 года: 

Деревня Лукино – Быки (лес) – деревня Лукино – село Парфино – деревня Лазоревцы. 

2.В рядах партизанского отряда: 

Прифронтовое с. Рамушево – с. Белебелке Новгородской области районный центр Партизанского края – район Серболова – на запад, к берегам р. Шелони, где-то в районе Паревичей – дальше на запад, в направлении Выбора, Новоржева, Пушкинских гор Псковской области – Родиловское озеро – леса Струго-Красненского района – к берегам р. Плюссы, Гдовский район – Лядский и Полновский районы – Струго-Красненский район, переход через железную дорогу Псков-Луга – переход через железную дорогу Псков-Порхово – в направлении с. Дедовичи, переход через железную дорогу Дно-Новосокольники – с. Острая Лука. 

Для справки: 

«…Располагается партизанский край южнее озера Ильмень. <…> В лесную республику входит и Белебелковский район, и Ашевский, и Дедовичский, и часть Старо-Русского…» 

 

«…С наступлением весны [1942 года] отряд Гвоздева перешел дальше на запад, к берегам Шелони, на границу партизанского края. Место здесь было посуше, болота остались позади. Штаб бригады тоже был рядом – где-то в районе Паревичей – небольшого села, раскинувшегося около леса. Вокруг Паревичей – одни ближе, другие дальше – обосновались и остальные отряды партизанской бригады. Это глухое село называли партизанской ставкой. Около Паревичей оборудовали полевой аэродром, на котором принимали самолеты из советского тыла, а в деревне Ржаные Роги, стоявшей на краю болот, километрах в пятнадцати от границы партизанского края, открыли госпиталь. 

[лето 1942 года]…Партизаны разгадали план карателей. Из партизанского края вышла не только бригада Глебова, но и другие. На реке Шелони оборону держали лишь небольшие партизанские силы. Гитлеровцы считали, что ловушка захлопнулась, и нанесли удар – по пустому месту. Тем временем партизанские бригады перешли дальше на запад. Отряд Гвоздева появился сначала в Пожеревицком районе, потом в Ашевском, через некоторое время снова вернулся в партизанский край и опять, путая расчеты фашистов, повернул на Выбор, на Новоржев, на Пушкинские горы». 

Для справки: 

Пушкинские Горы – поселок городского типа (с 1960) на западе Псковской области России. Расположен в 112 км к юго-востоку от Пскова, в 57 км к юго-востоку от железнодорожной станции Остров (на линии Псков – Резекне).  

[начало осени 1942 года] «…Три ночи кряду разгружали партизаны с самолетов оружие. Из советского тыла доставили боеприпасы, взрывчатку, одежду, продовольствие. К Родиловским болотам стягивались большие партизанские силы. Подходили отряды из других бригад, чтобы пополнить свои запасы».  

[осень 1942 года] Бой у Родиловского озера. 

«…Отряд Гвоздева отходит в сторону Луги и действует на железной дороге.  

Штаб партизанской бригады недели две не мог вырваться из лесов Струго-Красненского района. Только в половине ноября [1942 года] <...> штаб в сопровождении трех десятков партизан пришел в Гдовский район к<...>берегам реки Плюссы». 

«...Ночевали на лесном хуторе, не дойдя километров семи до штаба бригады. <...>Группа ходила на задание в Плюсский район, отсутствовала дней десять и теперь пробиралась к хутору Яны, где обосновался Глебов со своим штабом». 

«…В январе 1943 года начался поход штабной группы от Чудского озера к линии фронта. Сначала дней десять бродили в Лядском и Полновском районах – искали лазейку между <...> [немецкими] гарнизонами». 

«…С большим трудом удалось выбраться в Струго-Красненский район. С боем перешли железную дорогу Псков – Луга. Здесь стало полегче. <...> Через неделю пересекли железную дорогу Псков – Порхово». 

«…А когда настала ночь, штабная группа Глебова тронулась на Дедовичи. <...> За ночь прошли километров двадцать – половину пути, отделявшего их от линии железной дороги Дно – Новосокольники. Там, за линией, и начинался сожженный, но непокоренный партизанский край. <...> Железную дорогу партизаны переходили следующей ночью». 

«… Оставалось пройти еще несколько километров, миновать последний населенный пункт, а дальше начинался партизанский край. Там партизаны могли чувствовать себя почти в безопасности. Подошли к селению Острая Лука».

 

Составитель: Ускова Екатерина Юрьевна,  

заведующий сектором справочно-библиографической работы 

ГКУКВО «Волгоградская областная детская библиотека»